суббота

Большое сокращение.

Почему лучшие дни банковской отрасли, вероятно, уже позади

Даже по общеизвестным циклическим стандартам ход развития инвестиционной деятельности банков в последние пять лет вызывал приступы тошноты. После очевидного золотого века, когда квартал за кварталом фиксировались рекордные прибыли, долговой пузырь лопнул, извергнув поток убытков и финансовой помощи. Затем в прошлом году компании чрезвычайно быстро пришли в норму благодаря рекордным торговым прибылям. Теперь эти прибыли вновь сокращаются, причем на этот раз спад может затянуться. Результаты деятельности крупнейших американских банков в третьем квартале, публикация которых началась с отчета JPMorgan Chase (13 октября), станут свидетельством того, что снижение торговых доходов по сравнению с предыдущим кварталом, возможно, составило приблизительно 20-30%. Как отмечают в Jefferies, банке среднего размера, нервные инвесторы сидели сложа руки, а активность клиентов была "болезненно низкой по всему спектру рынка". В кредитном бизнесе дела идут не намного лучше. Несколько трендов, которые в прошлом году поддерживали андеррайтинг, в частности, стремление банков мобилизовать капитал и стремительный рост выпуска облигаций по мере рефинансирования компаний по низким ставкам, угасли. Консультативный бизнес по вопросам слияний и поглощений набирает обороты, однако, недостаточно быстрыми темпами, чтобы компенсировать это снижение. Как сказал один финансист: "Если экстраполировать наши доходы за третий квартал, можно просто застрелиться". В целом 2010 год станет годом, о котором нужно забыть.


Чем ближе конец года, тем крепче банки будут задумываться о выплате бонусов, с тоской глядя на отчеты о доходах. Фирмы не захотят терять свои "таланты", в частности, Goldman Sachs пошел на внеочередной выпуск ограниченных акций в середине года для партнеров, пострадавших от британского налога на бонусы. Необходимость сокращать расходы растет с каждым днем, между тем 40-50% доходов компаний по-прежнему идут на выплату сотрудникам. Практика показывает, что банкам проще выгнать людей на улицу, чем сократить выплаты. Bank of America увольняет до 5% штатных единиц в сегменте рынков капитала. Другие последуют его примеру, полностью нейтрализуя активность нанимателей в первой половине года. Вся надежда лишь на то, что в четвертом квартале ситуация на рынках значительно улучшится. Мередит Уитни с репутацией аналитика, обладающего даром предвидения, полагает, что в следующие два года на Уолл-Стрит будет создано 80 000 рабочих мест. Активность на рынках капитала, как правило, тесно связана с общим ростом экономики. Как утверждают оптимисты, по мере увеличения производства будет расширяться и инвестиционная деятельность банков. Однако, по мнению Шубха Саумии из Boston Consulting Group, на этот раз все может быть по-другому, потому что рыночное и регулятивное давление "значительно ослабило" экономику бизнеса. Возможностей для получения прибыли за счет высоких процентов на кредиты уже практически нет. От некогда прибыльных видов деятельности осталась лишь тень воспоминаний. Доходы от продажи и торговли структурированными продуктами сейчас почти на две трети ниже, чем в 2006 году. Новые нормы и правила бухучета уменьшили привлекательность секьюритизации.

Самое значительное влияние окажут требования к капиталу по третьему Базельскому соглашению, которые, скорее всего, будут окончательно согласованы на следующем саммите Большой двадцатки в Сеуле. По мнению Хью ванн Стиниса из Morgan Stanley, увеличение расходов, особенно в торговле, может привести к росту мировых оптовых банковских активов, взвешенных с учетом риска, в среднем на одну пятую. Это заставит некоторых переоценить свои риски, связанные с быстрорастущими активами. Даже JPMorgan Chase, который хвастается своим сильным балансом, заявил, что намерен снизить некоторые риски инвестиционной банковской деятельности, чтобы противостоять влиянию Базельского соглашения 3. По мнению Брэда Хинца из Alliance Bernstein, в будущем торговый бизнес больше не сможет обеспечивать прибыль, намного выше стоимости капитала. Компании ищут менее капиталоемкие возможности в таких сферах деятельности, как акции и консультационный бизнес.

Правило Волкера усиливает давление на культуру торговли в отрасли, так как оно ограничивает собственные торговые операции банков или возможность использования своего собственного капитала на рынках. JPMorgan Chase переводит 45 дилеров, осуществлявших собственные торговые операции, в подразделение по управлению активами, где они смогут продолжить делать ставки, но только для клиентов. Morgan Stanley рассматривает возможность отделения PDT, своего подразделения количественной торговли, в надежде на то, что таким образом банк все же сможет получить деньги от этого направления деятельности. По некоторым данным, руководство крупного подразделения Goldman Sachs Principal Strategies Group ведет переговоры с Avenue Capital и другими небанковскими организациям. Крупные все же смогут себе позволить спекуляции. Правило Волкера позволяет банкам инвестировать до 3% своего капитала 1-го уровня в собственные торговые операции, хеджевые фонды и частные акции. И они могут принимать ставки, но не хеджировать сделки маркет-мейкеров так, как делают для своих клиентов. Goldman, к примеру, во втором квартале продавал волатильность по акциям - решение, о котором банк впоследствии пожалел. В целом, однако, у инвестиционных банков будет меньше возможностей кидать кости.

Банки не упростили себе задачу. В прошлом году они упустили возможность проанализировать свои операции и политику в области заработной платы и вместо этого предпочли оказаться в зависимости от восстановления и отложить принятие трудных решений. Теперь, когда на горизонте маячит изменение регулятивных норм, к этим вопросам придется вернуться вновь. По мнению Тушара Морзария, главного фининспектора инвестиционного банка JPMorgan Chase, всем банкам придется биться над "весьма фундаментальным изменением". Как и следовало ожидать от отрасли с историей инноваций, как хороших, так и плохих, компании суетятся в поисках новых возможностей. К примеру, Bank of America хочет расширить деятельность на рынке среднего бизнеса; только 2 000 из 40 000 корпоративных клиентов банка в этой нише используют как коммерческие, так и инвестиционные банки. Он и многие другие банки набрасываются на деньги и людей на развивающихся рынках. Самая популярная область для расширения также является, что характерно, самой вялой: транзакционные услуги. Они охватывают ряд отраслей, которые обеспечивают стабильный доход и не являются слишком капиталоемкими - среди них управление корпоративными денежными средствами, валютные операции, финансирование торговли, глобальное доверительное хранение и управление хеджевыми фондами. Некоторые банки перевели инвестиционных банкиров в эти менее гламурные, но более многообещающие отрасли.

Определить привлекательность различных отраслей непросто, потому что конечная форма регулятивной реформы остается неясной. К примеру, по мере перемещения сделок с производными инструментами в центральные клиринговые компании и биржи, скорее всего, пострадают крупные дилеры. Однако многое будет зависеть от будущих начислений на капитал по ликвидированным и непогашенным активам и от точной структуры торговых площадок, которые по-прежнему неизвестны. Дилеры могут компенсировать потерю маржи за счет увеличения объемов торговли. Возможны и другие положительные результаты. Глава одного европейского банка считает, что правила Базельского соглашения заставят заемщиков уйти из банков и выйти на рынки облигаций, что стимулирует деятельность по выпуску новых долговых инструментов в некоторых инвестиционных банках. Другие обращают внимание на $1.6 триллионов наличности, на которых сидят американские компании. Если они начнут использовать эти деньги для слияний и на рынках ценных бумаг, отрасль выиграет.

И даже если рыночный рост будет незначительным, в выигрыше останутся "гиганты потоков", имеющие деньги и системы, при помощи которых можно справиться с огромными потоками сделок клиентов по акциям, облигациям, валютам, процентным ставкам, сырьевым товарам и пр. Странным образом это указывает на увеличение концентрации. Среди тех, кто, вероятно, окажется в лидерах, Goldman, Deutsche, JPMorgan, Barclays и Credit Suisse. Однако, не исключено, что острая конкуренция в этих отраслях приведет к снижению прибылей. По мнению Теда Мойнихана из консалтингового агентства Oliver Wyman, бизнес денежных потоков - это "та сторона лодки, на которую переходят все банки". Рентабельность капитала лидирующих компаний, таких как Goldman, обычно составляла свыше 30%. Даже те, кто не вошел в число лидеров, могли без особых усилий получить 20-процентную рентабельность. Теперь самое лучшее, на что большинство этих компаний может надеяться, это рентабельность капитала не выше 19%, и даже для этого потребуется сокращение расходов и внесение изменений. При столь туманных перспективах неудивительно, что рыночная стоимость многих инвестиционных банков сейчас не превышает их балансовой стоимости. Если мы и находимся на пороге нового золотого века, то инвесторы пока об этом не догадываются.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Economist Источник: Forexpf.Ru - Новости рынка Forex

0 комментариев: