среда

Германия не похожа на Китай

Никто не спорит с тем, что дисбалансы мировой торговли и движения капитала отчасти виновны в возникновении финансового кризиса и последующей рецессии, которые сотрясают мировую экономику с 2008 года. Однако дисбаланс дисбалансу рознь. Поэтому важно оценить значение внешних счетов отдельных стран для стабильности и процветания мировой экономики. Традиционная формулировка истории кризиса известна всем: рост цен на жилье способствовал увеличению частного потребления в США в начале 2000-х годов, несмотря на умеренный рост заработных плат. Вместе с увеличившимся дефицитом бюджета, уже значительный к тому времени дефицит текущего счета в США достиг еще более внушительных размеров на фоне внешних профицитов в Китае и таких странах-производителях нефти как ОАЭ, поскольку цены на нефть постепенно начали повышаться. Между тем, в Европе, на удивление, все было вполне сбалансировано, по крайней мере, внешне, неважно, принимались ли в расчет все 27 членов Евросоюза или 16 стран-участниц Еврозоны. В США дефицит текущего счета достиг 6% от ВВП, а Евросоюзе и Еврозоне редко отмечался дефицит или профицит, превышающий 1% от ВВП.

Но прошлый год, однако, доказал, что это была всего лишь иллюзия. Копнув глубже, можно было увидеть, как на периферии Еврозоны формируются огромные дисбалансы в результате небывалого подъема в секторе недвижимости на фоне бума кредитования. Профициты в Германии и Нидерландах достигали от 7% до 9% от ВВП, что уравновешивало общий баланс текущего счета по Еврозоне. Однако к 2006 году дефициты текущего счета в Португалии, Испании и Греции достигли 9% от ВВП и выше. Отношения между Китаем и США напоминают отношения между компанией, торгующей по каталогам, и ее неплатежеспособным клиентом. Самая многолюдная страна в мире является крупнейшим кредитором правительства Штатов и таких, спонсируемых государством, компаний, как Fannie Mae и Freddie Mac. Официальные валютные резервы Китая в размере, превышающем 2.5 триллионов долларов, сколоченные посредством двузначного профицита текущего счета и потоков капитала, в большинстве своем вложены в деноминированные в доллары облигации.

Некоторые эксперты утверждают, что Германия играет точно такую же роль в Еврозоне, как и Китай в "Кимерике" (термин, возникновение которого приписывают Нейлу Фергюсону и Морицу Шулярику; он описывает экономические и торговые отношения между Китаем и США). Если сконцентрироваться только на балансе текущего счета, одной составляющей платежного баланса, это будет выглядеть следующим образом. В 2007 году, когда внешний профицит достиг рекордной отметки 7.5% от ВВП, крупнейший двусторонний профицит Германии был с США (29.5 млрд. евро), затем с Испанией, Францией, Великобританией и Италией. Крупнейший двусторонний дефицит Германия установила с Китаем (21.2 млрд. евро), затем с Норвегией, Ирландией и Японией. Однако Германия не накапливает валютные резервы, как это делает Китай. Наоборот, немецкие валютные резервы сократились в течение периода с 2000 по 2008 год. Китай является крупным чистым получателем прямых иностранных инвестиций, Германия - крупный чистый экспортер прямых иностранных инвестиций. Приток чистых прямых иностранных инвестиций в Китай в 2008 году составил 94 миллиарда долларов против оттока чистых прямых иностранных инвестиций в Германии в размере 110 миллиардов долларов. Действительно, чистые прямые иностранные инвестиции составляют третью часть от счета капитала Германии. Более половины данных инвестиций находятся в других странах Евросоюза, остальные 30% отправляются в США. Согласно данным Бундесбанка, немецкие прямые иностранные инвестиции покрывают практически 6 миллионов рабочих мест за рубежом. Данный показатель не включает создание дополнительных рабочих мест в результате увеличения экономической активности в регионе.

Таким образом, профицит Германии не такой разрушительный, как китайский, поскольку он используется для инвестиций, которые стимулируют увеличение производительности, экономический рост и создание новых рабочих мест. Зачастую это включает передачу технологий, которые помогают развивать кадровые ресурсы. Профицит Китая, с другой стороны, в большой степени смещенный к государственным облигациям США, направлен на увеличение личного потребления - процесс, апофеоз которого пришелся на начало 2000-х. Сокращение налогов, безналичное рефинансирование жилья и выдача кредита под залог имущества, проведенные администрацией Буша, превратили государственный долг США в потребительский кредит. Конечно, спрос, порожденный китайским кредитом, также стимулирует рост, правда, в большинстве случаев, в Китае из-за процветающего экспорта в США. Учитывая число немцев, появившихся на свет в период резкого увеличения рождаемости, которые пойдут на пенсию в наступающем десятилетии, у Германии есть все причины для экономии. Принимая во внимание сокращение рабочей силы в стране и уже высокий коэффициент соотношения капитала/труда, становится также понятно, почему немецкие инвесторы не рассматривают многочисленные возможности для внутренних инвестиций, а делают выбор в пользу инвестирования средств в иностранные активы.

Конечно, немецкие банки и пенсионные фонды зря предоставляли займы таким, погрязшим в долгах, странам, как Испания, Греция и Португалия, на слишком выгодных условиях, что способствовало надуванию пузырей активов, которые рано или поздно, но лопнут. Как и любой другой кредитор, который неразумно инвестировал средства, банкам и пенсионным фондам придется платить по счетам. Тем не менее, различия между Китаем и Германией важнее, чем сходства - не только в плане способа использования профицита. Объединение всех стран с профицитами - или, если уж на то пошло, всех стран с дефицитами, не поможет найти выход для восстановления мировой экономики.

Хелин Миз научный сотрудник высшей школы экономики университета Эразмус в Роттердаме. Ее книга "Between Greed and Desire - The World between Wall Street and Main Street" вышла в свет в Нидерландах в 2009 году.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам Project Syndicate. Источник: Forexpf.Ru - Новости рынка Forex

0 комментариев: