четверг

Жадность - это правильно!

В 1987 году один из героев фильма "Уолл-стрит" Гордон Гекко бросает фразу, ставшую в последствии знаменитой, о том, что "жадность - это правильно". Жадность этого персонажа стала характерной чертой десятилетия избыточности в корпоративном и финансовом секторах, которое закончилось в конце 1980-х обвалом рынка "бросовых" облигаций и сберегательно-кредитным кризисом. Сам Гекко, в итоге, отправился за решетку. Поколение спустя, в сентябре выходит продолжение легендарного фильма "Уолл-стрит: деньги не спят", по сюжету которого Гордон Гекко освобождается из мест заключения и возвращается в финансовый мир. Он появляется как раз в то время, когда кредитный пузырь, спровоцированный бумом субстандартного ипотечного кредитования, кажется, вот-вот лопнет, и мир погрузится в сильнейший финансовый и экономический кризис со времен Великой депрессии. Принцип "жадность - это правильно", является верным признаком финансовых кризисов. Однако, неужели дилеры и банкиры эпической саги о субстандартной ипотеке были более алчными, самонадеянными и беспринципными, чем современники Гекко в 1980-х? Нет, жадность и беспринципность были, есть и будут постоянно присутствовать на всех финансовых рынках без исключения. Прививание моральных качеств и системы ценностей в бизнес-школах не усмирит такое поведение, однако смена стимулов, которые бы поощряли краткосрочные доходы и побуждали банкиров и дилеров идти на чрезмерные риски, принесла бы свою пользу. Банкиры и дилеры, участвовавшие в последнем кризисе, разумно отнеслись к компенсации и премиальным программам, которые обеспечили им большое кредитное плечо и гарантировали высокие премии, которые, однако, в конечном счете, могли привести к банкротству внушительного ряда финансовых институтов. Во избежание таких эксцессов, недостаточно полагаться на улучшение регулирования и управления по трем причинам:

- Сообразительные и алчные банкиры и дилеры всегда найдут способы, как обойти новые правила;

- Генеральные директоры и советы директоров финансовых компаний, не говоря уже о законодателях и контролерах, не могут эффективно отслеживать риски и поведение тысячи подразделений компании на самостоятельном балансе, поскольку каждый дилер и каждый банкир принимаются за отдельное подразделение и их собственный капитал также подвержен риску.

- Генеральные директоры и советы директоров сами являются причиной крупных конфликтов интересов, поскольку они не представляют настоящие интересы непосредственных акционеров их компаний.

Таким образом, какая бы не проводилась реформа регулирования и управления, взять под контроль образовавшиеся пузыри и излишки не удастся до тех пор, пока не изменятся некоторые другие фундаментальные аспекты финансовой системы. Во-первых, требуется радикальное изменение компенсационных схем посредством регулирования. Банки не пойдут на это по собственному желанию из-за страха, что после этого их талантливые работники уйдут к конкурентам. В частности, премии по среднесрочным результатам рисковых сделок и инвестиций должны вытеснить премии по краткосрочным результатам. Во-вторых, отмена Закона Гласа-Стигала, который разграничил коммерческую и инвестиционную банковскую деятельности, оказалась ошибкой. Старая модель частных партнерств, в которой партнеры имели стимул следить за деятельностью друг друга во избежание необдуманных инвестиций, уступила место одной из открытых акционерных компаний, активно конкурирующими друг с другом и коммерческими банками для достижения постоянно повышающейся доходности, которая возможна только при безрассудных размерах кредитного плеча. Подобным образом, переход от модели кредитования "создавай и сберегай" к модели "создавай и раздавай", основанной на принципах секьюритизации, привел к масштабной передаче риска. Последнее звено в цепи секьюритизации оказалось подвержено критическому кредитному риску, все остальные нажились на высоких вознаграждениях и комиссионных сборах. В-третьих, финансовые рынки и финансовые компании стали связующими звеньями одной цепи конфликта интересов, которую нужно разорвать. Подобные конфликты являются неотъемлемой частью любой сделки, поскольку компании, участвуют в коммерческой и инвестиционной банковской деятельности, торговых сделках с собственностью, создании рынка и активной деятельности на нем, страховании, управлении активами, частном акционерном капитале, деятельности хедж-фондов и других вопросах. Недавний случай с Goldman Sachs - лишь верхушка айсберга.

В финансовой системе также наблюдаются серьезные агентские проблемы, поскольку руководители (коими являются акционеры) не могут должным образом контролировать деятельность агентов (генеральных директоров, управляющих, дилеров, банкиров), которые преследуют собственные интересы. Более того, проблема не только в том, что постоянных акционеров обманывают временные агенты, а в том, что акционеры ведут себя точно таким же образом, как и агенты. Если у финансовых институтов недостаточно капитала и у акционеров не хватает "ставок в игре", они будут побуждать генеральных директоров и банкиров взять большое кредитное плечо и рискнуть, поскольку их собственный капитал находится под угрозой. Вместе с тем, стоит отметить двойную агентскую проблему, так как у непосредственных акционеров, отдельных их представителей, нет прямого контроля над деятельностью генеральных директоров и советов директоров. Такими акционерами выступают институциональные инвесторы (пенсионные фонды и другие), чьи интересы, программы и теплое отношение часто поддерживают генеральных директоров и руководителей компании. Таким образом, повторение финансовых кризисов является результатом неудачной системы корпоративного управления.

В-четвертых, невозможно подавить жадность, призывая к моральным качествам и системе ценностей. Жадность должна контролироваться страхом потерь, который происходит от знания, что неосторожным институтам и их агентам никто не протянет руку помощи. Систематическая поддержка, которая оказывалась в ходе последнего кризиса, какой бы необходимой она ни была для предотвращения мирового спада, только усугубила проблему моральных рисков. Не только крупным финансовым институтам была оказана помощь, но еще усилилось искажение, поскольку эти институты, в результате консолидации финансового сектора, стали еще более крупными. Если институт слишком крупный для банкротства, значит он слишком крупный и для продолжения своей деятельности, поэтому от него необходимо избавиться. До тех пор, пока мы не проведем эти радикальные реформы, новые Гордон Гекко и Чарли Понци будут появляться снова и снова. На каждого наказанного и заново родившегося Гекко, каким является герой фильма Уолл-стрит, родятся тысячи еще более подлых и алчных финансовых преступников.

Нуриэль Рубини - профессор экономики в Школе бизнеса Стерна в Нью-Йоркском университете, председатель организации "Глобальная экономика Рубини" и со-автор книги "Экономика во время кризиса). Он сыграл эпизодическую роль в новом фильме Оливера Стоуна "Уолл-Стрит: Деньги не спят".


Подготовлено Forexpf.ru по материаламProject Syndicate, 2010
Источник: Forexpf.Ru - Новости рынка Forex

0 комментариев: